Перейти на главную страницуПерейти на главную страницу
Перейти на главную страницуПерейти на главную страницу
Вывести новые произведения, начиная с последнего Добавьте свое произведение
ИНТЕРАКТИВНАЯ КНИГА

ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Темы

 Абсурд
 Неопределенная
 Детская
 Городская
 Героическая
 Историческая
 Новаторская
 О поэзии
 Философская
 Фэнтезийная
 Научная
 Ностальгическая
 Грустная
 Фантастическая
 Религиозная
 Любовная лирика
 Аутическая
 Мистическая
 Рекламная
 Юмористическая
 Техническая
 Патриотическая
 Пародийная
 Готическая
 Публицистическая
 Пейзажная лирика
 Драматическая
 Застольная
 Трагическая
 Оназм
 Критика
 Природная
 Приключения
 Детективная
 Еёзм
 Ироническая
 Похмельная
 Здоровый образ жизни
 Эротическая

Жанры

 Пиеса
 Роман
 Басня
 Повесть
 Рассказ
 Пародии
 Повесть
 Стихотворение
 Сага
 Статья
 Твердые формы
 Приколы. От 2-х до 85-ти.
 Поэма
 Баллада
 Стихи в прозе
 Сказка
 Иноязычные произведения
 Стихотворный цикл
 Песня
 Новелла
 Чужие мысли.
 Неопределенный
 Эссе

Рейтинг произведений

 По кол-ву прочтений

Произведения по...

 дате добавления

АВТОРЫ

Рейтинг авторов

 По кол-ву произведений

Авторы по...

 алфавиту

ФОРУМ

Форум


ИНФОРМАЦИЯ

О сервере

 Хромой Пегас
 Создатели
 Меценатам

Друзья

 Ссылки на друзей
Новости проекта
"Хромой Пегас"



Любите ли вы фэнтези? Полюбите!


Заметки о фантастике



О ЧУДЕСНЫХ ПРЕВРАЩЕНИЯХ, ИЗМЕНЕНИЯХ И ИСЧЕЗНОВЕНИЯХ ПРИРОДЫ ВЕЩЕЙ

Автор: Коле-Лукойе  

(вроде как пьеса; осень 1998 года)

СПЕКТАКЛЬ

Театр. Полон зал. На освещенной сцене стоит конферансье.
Конферансье:
- Один человек после длительного отсутствия вернулся домой, но квартиры своей он не узнал. Пока ключ всовывал - узнавал, пока ноги вытирал - узнавал, пока руку к выключателю тянул - тоже узнавал. А как только повернул он выключатель, осветил окружающую, так сказать, действительность, то задергало человека всего изнутри, затрясло! "Страшно?" - спрашивал он сам себя в голове и сам же себе признавался: "Да, страшно...". Но что же такое произошло с апартаментами человека? Почему, вдруг, собственное добро стало внушать ему ужас? Да все это потому, что...

На сцене решительно гаснет свет, и отключается микрофон. "Что, что?" - шелестит по залу, задние спрашивают передних, передние - тщетно вслушиваются в звуки сцены.
Когда через неопределимое время свет включается, зрители видят полную смену декораций, а также вполовину уменьшившееся количество самих зрителей. Вместо конферансье на сцене стоит женщина с банановой кожурой в левой руке.

Женщина (поспешно утерев лицо кожурой, громко):
- Вы пришли в театр! А значит вы - культурные люди! А раз вы - культурные люди - значит, вы знаете, кто главный в театре!? В театре главным является - муза! Звать ее - Мельпомена! А вы знаете, кем была Мельпомена до того, как стать музой?! Она была...

Свет снова гаснет. По залу прокатывается возмущение, затем "Кем же?", после "Что за безобразие?" и "Давайте подождем!". Проходит еще немного времени, и свет загорается, но сцена освещается неравномерно, преимущественно справа. Опять заменены декорации, а зрителей стало меньше, примерно, на две трети. Из-за кулис выходят два наголо бритых мужичка, держащие в руках боевые гранаты.

Мужички (одновременно):
- Как мы можем убедиться, остались лишь самые преданные. Ну-ну... Это (акцентируют внимание на содержимом рук) - гранаты. Мы не будем утомлять вас многословием, скажем лишь, что называются они (мужичок слева): "Ф-1", (справа): "РГД-5". (Продолжают говорить дуэтом) Ну, а чтобы привести их в действие, нужно сделать вот что...И снова гаснет свет, но вопросов "Что?" - не слышно, потому что один за другим раздаются два взрыва. Топот и крики. Свет загорается. Из-за нескольких кресел на сцену глядит восемь или девять человек. На этот раз декораций нет вообще: какая-то арматура, каркасы. Сцена освещена четырьмя настольными лампами, стоящими прямо на полу. Выходит старик-слепой и разбивает одну лампу тростью...

Старик-слепой:
- Я знаю, у вас тут театр и, по-видимому, что-то интересное представляют...
(Выдерживает небольшую паузу) ...но раз вы до сих пор не свистите, значит, идет антракт. Так подайте же мне что-нибудь на хлеб, люди добрые, и смотрите на здоровье дальше свой спектакль.
Тишина. Горят три лампы. Старик садится на край сцены и протягивает руку.
Выждав минуту, не произойдет ли еще что-нибудь интересное, зрители вереницей идут к нищему, но, не доходя до него двух-трех шагов, сворачивают и исчезают на выходе из зала.
Подождав еще минуту, старик ложится на сцену и засыпает.
Занавес


Я И ОНО

Я:
- Ывон, ывон! Добейтесь меня!
Лааштарон! Я узнаю вас завтра!
Моон, моон! Прокричим на рассвете,
Пора!

Оно:
- Да, ты упал с заглавной буквы.
Пора прийти к тебе на помощь
Твои глаза устали думать,
Твой мозг не в состоянии знать.

Я:
- Я вышел утром из постели,
Надел пальто и все вокруг
Стихи писаться не хотели,
Все начало валиться с рук
Тогда я стал разоблачаться
Стащил с себя и мир, и дом...
Не смейте надо мной смеяться -
Опять настал постели ком.

Оно:
- Вокруг да около, да мимо.

Я:
- Над миром, подчас, бушуют пиры,
Весельем землю пробуравило.
Гроссмейстер создает стиль игры
И садится переделывать правила.

Оно:
- Sic!
(тут я молчу)

Оно:
- Возможно, ты найдешь ответ, но как-то слишком бесшумно поднимаешься!

Я:
- В романах, песнях и сонетах
Я ничего не нахожу
Окрест кормлю с руки поэтов
И ухожу (и ухожу)

Оно:
- Ну, что тут еще скажешь?!
Занавес обваливается вместе с различными устройствами и Зритель видит, что никакой сцены не было и в помине.



HAPPY BIRTHDAY!

Для индивидуального чтения
в 3-х бездействиях и 1-м коротком действии

Бездействие первое

Некто Семенов выбирается на сцену из кустов. На лавочке сидит Катерина.
Семенов: - Ну, наконец-то! Нашел-таки, слава Богу!
Катерина поворачивается к Семенову и улыбается.
Семенов: Я так волновался. С Вами ведь могло что-нибудь ужасное приключиться!
Катерина улыбается сильнее.
Семенов: (удивленно) А чему Вы так радуетесь? Что-то смешное увидели?
Катерина, продолжая разглядывать Семенова, начинает хихикать и прикрываться рукой.
Семенов: (начиная злиться) Да, Катенька, я только что из чащи (бегло себя оглядывает), костюм испачкал, Вас искал, потому что. Но я это смешным не нахожу совершенно!
Катерина громко смеется и указывает на Семенова пальцем.
Семенов: Уму не постижимо! Да что с Вами такое!? (ощупывает брючный замок, приподнимает штанины, чтобы посмотреть, завязаны ли шнурки)
Катерина сгибается от смеха пополам, тычет пальцем одной руки в Семенова, а другой держит себя за живот.
Семенов: Я не могу так больше! Полдня ищешь ее, сердце едва не разрывается от всяческих страшных представлений и фантазий, а потом – на, тебе! - натыкаешься на хохочущую идиотку! Нужно что-то делать, я Алексея Петровича позову!
Семенов уходит, крича: “Алексей Петрович!”

Конец первому бездействию.

Бездействие второе

Семенов входит, ведя под руку Алексея Петровича. Алексей Петрович - полный мужчина средних лет, одетый в светло-серую тройку, в очках и при прогулочной трости.
Семенов: ...и смеется, смеется, а чего, спрашивается? Если во мне что-то не так - скажи! А то... (подходит к лавочке, на которой никого нет, заглядывает под нее). Вот, ей- Богу, только что тут сидела!
Алексей Петрович степенно подходит к лавочке, не спеша осматривает ее, указывает тросточкой в то место, где сидела Катерина, как бы спрашивая: “Вот здесь?”
Семенов: (горячо) Да, именно там!
Алексей Петрович, склонив голову набок, глядит на Семенова и хитро, с улыбкой прищурившись, как бы говорит: “А не врете ли вы, молодой человек?”
Семенов: Вы мне не верите, конечно! А, между тем, напрасно весьма! (Раздражаясь от недоверия Алексея Петровича). Да ведь все так и было, как говорю. Да и какой прок мне вас, Алексей Петрович, обманывать?
Алексей Петрович слегка запрокидывает голову, постукивает тростью по полу, обходит лавочку и Семенова, затем усмехается, как бы желая сказать: “А в своем ли ты уме, братец?”
Семенов: (доказательным криком) Ну, представьте, что вы - это я. И из кустов выходите, ну, выходите! (тащит Алексея Петровича за локоть). А я - Катерина, и сижу я вот на этой лавочке, будь она проклята трижды. И улыбается, Катерина, конечно, а не я, улыбается. Сейчас я, то есть. А потом на меня, на вас смотрит и смеется (садится на лавочку): “Ха-ха-ха!”. А пока я, действительно, я, за вами ходил - исчезла куда-то! Алексей Петрович, Алек...
Алексей Петрович, громко смеясь, отбрасывает трость, снимает очки, чтобы вытереть пот со лба, потом, не в силах сдержаться, на очередном приступе смеха падает на четвереньки и продолжает хохотать.
Семенов: (в возбужденной растерянности) И вы туда же?! Что ж это за напасть, и объяснить никто не может! (уходит, крича: “Марфа Матвеевна!”).
Конец второму бездействию.

БЕЗДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

В сопровождении, конечно же, Семенова появляется Марфа Матвеевна - женщина, совершенно замечательная тем, что курит трубочку и ежеминутно оправляет бюст. Сцена пуста (за исключением декораций) - куда-то подевался и Алексей Петрович. В зале раздается запах сандала(до 4-го ряда).
Семенов: (стараясь держать себя в руках) У меня были совершенно другие планы на сегодняшний день, но то, что здесь происходит совершенно выбивается из привычных взглядов и устоев. Катерина, которую я долго искал в парке, повела себя очень странно. То есть смех - явление распространенное, но должное иметь како

Отзывов нет   Добавить отзыв

Автор: Коле-Лукойе  

Добавлено: 22.02.2002 11:30:00
Создано: 1998
Относится к теме: Неопределенная  
Относится к жанру: Пиеса  




®

При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.lame.ru/ обязательна.
Изготовление сайта ООО "Вилмарк Групп"

  Фэнтези и фантастика. Рецензии и форум
все авторы