Перейти на главную страницуПерейти на главную страницу
Перейти на главную страницуПерейти на главную страницу
Вывести новые произведения, начиная с последнего Добавьте свое произведение
ИНТЕРАКТИВНАЯ КНИГА

ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Темы

 Абсурд
 Неопределенная
 Детская
 Городская
 Героическая
 Историческая
 Новаторская
 О поэзии
 Философская
 Фэнтезийная
 Научная
 Ностальгическая
 Грустная
 Фантастическая
 Религиозная
 Любовная лирика
 Аутическая
 Мистическая
 Рекламная
 Юмористическая
 Техническая
 Патриотическая
 Пародийная
 Готическая
 Публицистическая
 Пейзажная лирика
 Драматическая
 Застольная
 Трагическая
 Оназм
 Критика
 Природная
 Приключения
 Детективная
 Еёзм
 Ироническая
 Похмельная
 Здоровый образ жизни
 Эротическая

Жанры

 Пиеса
 Роман
 Басня
 Повесть
 Рассказ
 Пародии
 Повесть
 Стихотворение
 Сага
 Статья
 Твердые формы
 Приколы. От 2-х до 85-ти.
 Поэма
 Баллада
 Стихи в прозе
 Сказка
 Иноязычные произведения
 Стихотворный цикл
 Песня
 Новелла
 Чужие мысли.
 Неопределенный
 Эссе

Рейтинг произведений

 По кол-ву прочтений

Произведения по...

 дате добавления

АВТОРЫ

Рейтинг авторов

 По кол-ву произведений

Авторы по...

 алфавиту

ФОРУМ

Форум


ИНФОРМАЦИЯ

О сервере

 Хромой Пегас
 Создатели
 Меценатам

Друзья

 Ссылки на друзей
Новости проекта
"Хромой Пегас"



Любите ли вы фэнтези? Полюбите!


Заметки о фантастике



Не Хармс

Автор: Прохожий  

Из цикла "Не Хармс"
(не совсем пародия)

Как-то Гоголь написал повесть из нерусской
жизни "Хася". Одумался, да уж та была закончена; решил
ее по обыкновению сжечь. В то время к нему заглянул с
визитом Иван Сергеевич Тургенев. Гоголь побежал
снимать с себя пушкинский маскерад, а а Тургенев
умудрился вынуть из печи занявшуюся рукопись, сбил
огонь и спрятал ее под сюртук: знал, что Гоголь чужих
книг не читает.
Несколько времени спустя совсем уж было решил издать
ее под своим именем, да граф Лев Толстой попутал,
спросил сурово: "Что это ты в еврейский вопрос
ударился?" Иван Сергеевич перепугался, кинулся
покупать билет в Баден-Баден, но по пути поразмыслил и
книгу за собой все-таки оставил. Одну только первую
букву в названии затер.

* * *

И. Крылов писал басни, но когда при нем упоминали имя
Лафонтена, делался холоден, вслух замечал, что
французского не разумеет, и тут же спрашивал обедать,
упорно называя меню "трапезной грамотой".

* * *

Однажды Гоголь переоделся Пушкиным и отправился по
улицам дефилировать. Прогуливается, на репетир
посматривает, только вот все никак "Доброго здравия,
Александр Сергеевич!" в свой адрес не слышит.
Озадачился, и тут ему в скулу тяжелой рукой - хлоп!
Сел в пыли, за лицо держится и видит - государь! А
Петр Алексеевич ему рявкнул : "Щеки велено до босоты
брить!" - и в назидание ухо своему арапчонку винтом
закрутил.

* * *

Булгаков часто повторял, что вылечить больного доктор
Чехов мог разве что в своем рассказе, но сам Михаил
Афанасьевич в театр, между тем, ходил с удовольствием.
На пиесы Гоголя.

* * *

Чернышевский был человек суетливый и нервный. От него
и вещам доставалось: бывало, мимо не пройдет, чтобы
какой столик или шкапчик не опрокинуть; а то еще ключ
от двери потеряет - в дом не попасть! И нет бы осколки
собрать либо за дворником послать. Вместо того
мечется, руки заламывает и все бормочет, бормочет под
нос, будто спрашивает у себя что-то - слов не
разобрать. И как только такой книжку написать
умудрился?

* * *

Пришли раз декабристы к Герцену - ан он с вечера не
ложился.

* * *

Лев Толстой очень любил детей. Даже своих. Только вот
они вырастали быстро, тут уж он их начинал любить
поменьше, а после и вовсе переставал. И, не имея
желания отказаться от своей слабости, обзаводился
новыми. Презирая же материальные блага, писал книги,
намереваясь оставить многочисленному потомству
духовное наследие.
Надо сказать, что у Софьи Андреевны мнение по сему
вопросу было особливое.

* * *

Как-то раз Иван Сергеевич Тургенев решил против
обыкновения отдохнуть на Капри. Приехав же, никак не
мог понять, отчего все встреченные им на курорте
соотечественники сразу начинали толковать о скорой
буре.
Капри пришлось покинуть, но отдых был испорчен, и даже
привычный Баден-Баден не принес облегчения.

* * *

Ф. М. Достоевский задумал написать жизнерадостный
роман. Чтобы создать себе настроение, заказал столик в
ресторации, имея намерение устроить праздничный ужин,
а то и с цыганами. Не будучи силен в веселии, Ф. М.
сомлел после счетных рюмок и пришел в себя позднее
заботами обслуги, не имея уже ассигнаций, но со
многими пустыми бутылками и блюдами в оправдание
обстоятельного счета.
Посему Ф. М. сказал себе "идиота", однако этот роман
уже был им написан прежде.

* * *

Пушкин был поэтом, даже в разговоре норовил в рифму
ответить. Редко, когда подобрать не мог, но тут уж
надувался, беседу обрывал и говорил обиженно, что
стихов в прозе писать не намерен, на это, мол,
Тургенев имеется.




Отзывов нет   Добавить отзыв

Автор: Прохожий  

Добавлено: 21.03.2002 11:44:00
Создано: 2001 г.
Относится к теме: Историческая  
Относится к жанру: Пародии  




®

При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.lame.ru/ обязательна.
Изготовление сайта ООО "Вилмарк Групп"

  Фэнтези и фантастика. Рецензии и форум
все авторы