Перейти на главную страницуПерейти на главную страницу
Перейти на главную страницуПерейти на главную страницу
Вывести новые произведения, начиная с последнего Добавьте свое произведение
ИНТЕРАКТИВНАЯ КНИГА

ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Темы

 Абсурд
 Неопределенная
 Детская
 Городская
 Героическая
 Историческая
 Новаторская
 О поэзии
 Философская
 Фэнтезийная
 Научная
 Ностальгическая
 Грустная
 Фантастическая
 Религиозная
 Любовная лирика
 Аутическая
 Мистическая
 Рекламная
 Юмористическая
 Техническая
 Патриотическая
 Пародийная
 Готическая
 Публицистическая
 Пейзажная лирика
 Драматическая
 Застольная
 Трагическая
 Оназм
 Критика
 Природная
 Приключения
 Детективная
 Еёзм
 Ироническая
 Похмельная
 Здоровый образ жизни
 Эротическая

Жанры

 Пиеса
 Роман
 Басня
 Повесть
 Рассказ
 Пародии
 Повесть
 Стихотворение
 Сага
 Статья
 Твердые формы
 Приколы. От 2-х до 85-ти.
 Поэма
 Баллада
 Стихи в прозе
 Сказка
 Иноязычные произведения
 Стихотворный цикл
 Песня
 Новелла
 Чужие мысли.
 Неопределенный
 Эссе

Рейтинг произведений

 По кол-ву прочтений

Произведения по...

 дате добавления

АВТОРЫ

Рейтинг авторов

 По кол-ву произведений

Авторы по...

 алфавиту

ФОРУМ

Форум


ИНФОРМАЦИЯ

О сервере

 Хромой Пегас
 Создатели
 Меценатам

Друзья

 Ссылки на друзей
Новости проекта
"Хромой Пегас"



Любите ли вы фэнтези? Полюбите!


Заметки о фантастике



Я


" А теперь мы послушаем тишину..." - хотела я сказать ученице.
- И Ра-а-аз!!! И дв-ва-аа! - взревело за стенкой. Полурычание с шумными вздохами. Сразу представились закатанные глаза Любови Дмитриевны, её открытый мощный рот. Подбородок, нависший над бледным ребёнком, над его дрожащими пальцами, вылупленным в ноты личиком
Оленька вздрогнула, перестала играть. Мягко положила тонкие ручки на колени в пятнистых колготках и испуганно посмотрела на меня.
- Я не могу так играть...
Ну, что я могла сказать?
Казалось, что даже фортепиано фирмы "прелюдия" вжималось в противоположную от крика стенку. Я ласково его погладила, закрыла Олины ноты, отдала их ей. Неловко как-то стало. За таких учителей, как Любовь Дмитриевна? Я не нанимала, и вообще от меня здесь ничего не зависит, даже класс моё директор хочет ей отдать. Конечно, у неё муж - зав. Директора какой-то фирмы....
- Можно я пойду?
Оля топталась у ободранной двери моего кабинета.
- Выучи этюд, хорошо, а то академ через...
Но Оли уже не было. Дверь с нудным визгом закрывалась.
- И Ра-а-аз!!! Болван! У меня уже рука устала ритм на плече отбивать!
Даже я почувствовала, как мне на плечо падает огромная рука с золотым кольцом, - как мне было известно, Любовь Дмитриевна пятый раз вышла замуж за "нового русского", но из музыкальной школы, к сожалению, не уходила... А рука всё падает, и падает. А я, как в детстве, боюсь сбиться, попасть пальцами в чужую клавишу и не дать себя смять... За стенкой грохнуло - ЭлДе свалилась на стул.
- Я устала! Болван...
Противно было слушать дальше. Я начала собираться домой. За тёмным окном отсветами крапал дождь.
На улице я шла по лужам, тщательно выбирая самые размазанные по асфальту. Осень - самое прекрасное, что может быть на свете, когда вода сливает с тебя озлобленность на мир и укутывает каким-то пустым безразличием к окружающему пространству. Ничего не ждёшь, ничего не понимаешь, ничего не слышишь. Идёшь до дому пять километров мимо проезжающих автобусов и улыбаешься контролёрам, презрительно и удивлённо поглядывающим на тебя из грязных стёкол.
Поднимаюсь по крутым и заплёванным ступенькам на шестой этаж и медленно открываю дверь. Дениска радостно бросается мне на шею, чмокает в мокрую щёку. Грустно и очень щекотно от его юных усиков. Смотрит в мои пустые глаза и говорит:
- Мамочка, давай послушаем сегодня тишину.
- Давай, - говорю я, стягивая мерзкие от слизи летние туфли. Смотрю на себя в зеркало. Дениска уже сел вырезать картинки. Оля вчера отдала нам свои журналы "Вокруг Света". Там очень красочные картинки, поэтому Дениска не выдержал, он их очень любит. Он вообще любит всё цветное. А Оле я чего-нибудь объясню и извинясь.
- Мам, там опять от мужчины письмо пришло.
Конечно, он забыл. Он снова забыл о том, что это его отец! Ладно, мужчина - более понятно. Я беру конверт и вкладываю его в книгу о Шостаковиче. Есть у меня одна болезнь - лет через двадцать открыть все эти конверты и прочитать, и посмеяться над своей глупостью и безумием. А потом поехать к Дениске в приют, а он тогда будет жить в приюте, и сказать: "Видишь, какая у тебя мать! Из-за своей дурацкой гордости она погубила тебя!" Но он не поймёт. Он только улыбнётся.
Я села на диван. Наша комната для Денискиного шестнадцатилетнего возраста стала слишком маленькой. Родительский шкаф с книгами, поломанный телевизор, фортепиано и белые ноты. Они лежат везде. Зовут к своим звукам поговорить - дать возможность выговориться, крикнуть... Музыка - это жизнь. И тогда Дениска заплачет по чему-то неизведанному и нелепому в его жизни, соседи, не любящие крики, начнут стучать по батареям. И это будет красиво. Как целый оркестр, и я - во главе.
Но Дениска уже слушает тишину. Приоткрыв рот и тяжело вдыхая песню капель за окном. Так он отдыхает, потому что спать ему больно. Он не закрывает глаза из-за стараха не выползти из темноты. А ночью пытается меня разговорить. Он ничего не понимает, когда я ухожу от него на работу, и возвращаюсь мокрая вечером. Вчера он вырезал из сотенной купюры картинку с лошадью. Это были деньги, оставшиеся нам на месяц с моей зарплаты, так как я купила ноты Шопена. И я скоро отвезу Дениску в приют, сяду за фортепиано и сломаю эту тишину, которую я возненавидела за последние годы...

***


Посмотреть отзывы   Добавить отзыв
Добавлено: 25.12.2002 13:05:00
Создано: *
Относится к теме: Аутическая  
Относится к жанру: Рассказ  




®

При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.lame.ru/ обязательна.
Изготовление сайта ООО "Вилмарк Групп"

  Фэнтези и фантастика. Рецензии и форум
все авторы