Перейти на главную страницуПерейти на главную страницу
Перейти на главную страницуПерейти на главную страницу
Вывести новые произведения, начиная с последнего Добавьте свое произведение
ИНТЕРАКТИВНАЯ КНИГА

ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Темы

 Абсурд
 Неопределенная
 Детская
 Городская
 Героическая
 Историческая
 Новаторская
 О поэзии
 Философская
 Фэнтезийная
 Научная
 Ностальгическая
 Грустная
 Фантастическая
 Религиозная
 Любовная лирика
 Аутическая
 Мистическая
 Рекламная
 Юмористическая
 Техническая
 Патриотическая
 Пародийная
 Готическая
 Публицистическая
 Пейзажная лирика
 Драматическая
 Застольная
 Трагическая
 Оназм
 Критика
 Природная
 Приключения
 Детективная
 Еёзм
 Ироническая
 Похмельная
 Здоровый образ жизни
 Эротическая

Жанры

 Пиеса
 Роман
 Басня
 Повесть
 Рассказ
 Пародии
 Повесть
 Стихотворение
 Сага
 Статья
 Твердые формы
 Приколы. От 2-х до 85-ти.
 Поэма
 Баллада
 Стихи в прозе
 Сказка
 Иноязычные произведения
 Стихотворный цикл
 Песня
 Новелла
 Чужие мысли.
 Неопределенный
 Эссе

Рейтинг произведений

 По кол-ву прочтений

Произведения по...

 дате добавления

АВТОРЫ

Рейтинг авторов

 По кол-ву произведений

Авторы по...

 алфавиту

ФОРУМ

Форум


ИНФОРМАЦИЯ

О сервере

 Хромой Пегас
 Создатели
 Меценатам

Друзья

 Ссылки на друзей
Новости проекта
"Хромой Пегас"



Любите ли вы фэнтези? Полюбите!


Заметки о фантастике



Generation X

Автор: Р. Шигапов  

Вы помните переводилки, которые раньше наклеивали на шкафы, холодильники, проигрыватели и другие предметы потребления, имевшие плоские полированные поверхности? Такие овальные фотки приятных девушек с благородно-выдержанным и загадочным или даже целомудренным взглядом. Ну такие еще в желтоватом фоне с узором по окружности. Я лично помню. Мне было четыре или пять лет и у нас в доме наклеивали такую девушку на магнитофон брата. В этом процессе учавствовала вся молодежь с улицы и я. Наверно это был 77-й или 78-й год. Давно это было.

С тех пор я вырос. Пошел в школу, началась перестройка. Закончил школу, пошел в СПТУ. Наступила юность. Первая любовь и все такое. Мне казалось, что перемены происходившие в стране, устроены были ради меня, чтобы потом во взрослой жизни мне было еще лучше. Тогда я еще верил в общество.

Потом я пошел в армию. Помню там мне дали бумажку, которая называлась по-заграничному - «ваучер». С этой бумажкой я должен был получить чуть-чуть государственного имущества. Еще говорили, что на сумму равную стоимости новой «Волги». Правда, когда я вышел на «гражданку», то смог купить на этот ваучер лишь джинсы. Видимо на шапошный разбор, называемый приватизацией, я не успел. Задержался в армии. Впрочем, разбогатели немногие. Можно даже сказать, большинство осталось без штанов в резулььтате. А у меня по крайней мере были джинсы, что лучше, чем вообще ничего.

В это самое время, когда моя жизнь по сути только начиналась, а жизнь общества пошла по другим рельсам, я смело вступил в новую колею и ни о чем не жалею. Многие из моих сверстников преуспели. Кто-то стал авторитетом, кто-то братком, а кто-то отжал у государства несколько нефтяных вышек, некоторые стали просто бизнесменами или депутатами. Ну не всем, конечно, повезло. Кое-кто до сих пор ждет когда, отдадут прошлогодние зарплаты. В общем, все как-то устроились.

А вот кто был младше нас лет на 10, они пошли по другим путям. Кто-то дизайнер, кто-то компьютерщик, кто-то визажист. Именно из их среды можно услышать заявления о том, что они Поколение Х. Что они не востребованы, что они не нужны обществу и т. д. Но если спросить у кого-нибудь из них, что они могут, то они ответят вам, кривляясь всем телом и заламывая руки: «Знаете у меня есть вкус, я красиво одеваюсь», - или нечто в этом роде.

Меня тоже иногда настигают капризы, но не надолго. Чаще всего я в этом случае смотрю по сторонам, и вижу тех, кому действительно трудно; инвалиды, калеки, просто некрасивые девушки. И мне становится стыдно за свои капризы. Может быть и вправду – чужое горе лучший утешитель.

Так однажды, работая сторожем, я сидел в теплушке и смотрел утренние новости в ожидании смены. Первым на час раньше смены пришел парень, каменщик моложе меня лет на 6-7. Он поздоровался и сел рядом, заговорил. Обаятельный и неподдельно искренний в общении он как-то сразу располагал к себе, словно от него шла какая-то благодать, сияние святости. Я про себя удивился, как мог появиться и сохраниться такой тип человека в наше постреформенное время.

Я спросил его, почему он пришел раньше всех. Он сказал, что от нечего делать. В общаге все проснулись и зашевелились, и он тоже. Потом все ушли, он остался один и от нечего делать пошел на работу. Я предположил, что он не местный, так как он живет в общаге. Он сказал, что местный, я спросил, тогда почему он живет в общаге. Он ответил, что он из детдома, а оттуда все попадают в общагу.

Потом стали приходить другие рабочие.

Я сдал смену и ушел. По дороге думал, вот человек в хорошем настроении, легкий в общении, производит приятное впечатление, и все относятся к нему, как я заметил, уважительно и как бы дорожат его обществом. И вовсе не потому, что он из детдома. В их отношениях нет жалости, обычной в таких случаях. Казалось бы, ему, как говорится, Бог велел быть угрюмым и мрачным. А этими качествами отличаюсь именно я. И почему? Может быть, всему виной мое честолюбие, эгоизм, самомнение, капризы. Я был пристыжен и в то же время рад, что встретил кого-то лучше себя.

Так вот, когда кто-то говорит о невостребованности, потерянности, мне почему-то видится инфантильность и слабоволие. Потерянным же и неприспособленным оказалось скорее поколение, родившиеся на рубеже 50-х – 60-х. Те, кто строил БАМ, воевал в Афгане. Их, выдрессированных с детства вскидывать руку в знак преданности Партии и Ленина, приучили отдавать всего себя делу Ленина и партии.

«Стройные ряды маленьких лакеев» с повязанными на шею галстуками, означавшими принадлежность и покорность системе, называвшейся Развитой Социализм. Они, чье кредо было «Всегда готов!», именно они, рожденные и воспитанные Советским Союзом и есть Поколение Х.

Когда началась перестройка и последовавшие за ней реформы, они уже прожили свои лучшие годы. Им было по 30 и более. В это время, когда жизнь человека достигает своего пика и начинает катиться под гору, очень трудно приспособиться к новым условиям, там более что в этот период оно начинает течь быстрее. В Москве и в провинции среди бомжей и алкоголиков людей именно этого поколения преобладающее большинство. Именно среди них так много людей оказавшихся без дома и квартиры. Пожалуй, они и не подозревали что у общества, которому их с детства приучали служить, может быть столь алчно, жестоко, беспощадно.

Ведь через судьбы и жизни этих людей, словно перешагивая, многие создали свое жизненное благополучие.

Как-то я зашел в книжный магазин и нашел книгу «Воины-афганцы», и что я там прочел? вереницы фамилий, тире между датой рождения и смерти. А что в тире? Родился там-то, пошел в школу, закончил школу, затем с некоторым разнообразием, пошел в техникум, на завод, в ДОСААФ. Изредка хобби - «Любит рыбалку». А дальше? Забрали в армию, попал в Афганистан. Какая-нибудь равнина предгорье, ущелье, смерть.

А многие из них, может быть, не познали еще любовь, женщину. В общем, еще и не жили. Это даже не биографии, так, загадки жизни, срубленная поросль нерасцветших цветов.
Моя соседка снизу, зная, что я люблю музыку, отдала мне старые грампластинки и проигрыватель. Она сделала евроремонт, купила новую мебель, музыкальный центр и многое другое. Видимо, вертушка и пласты показались ей неуместными на фоне всей этой жизни. Все это можно купить и сейчас на других носителях, а то виниловое барахло оказалось ненужным воспоминанием о чем-то ушедшем. В основном это Битлз, Абба, Chilly, Boney M., кое-кто из наших, много Высоцкого. Может быть, это воспоминание о ее умершем муже, который не смог приспособиться к новому времени и постепенно спился. Все что он оставил после себя - набор грампластинок и проигрыватель, а на нем как раз та самая девушка с загадочным взглядом.

Я принял этот подарок из серии «возьми боже, что нам негоже». Поначалу слушал пласты. Но потом все это начало нагнетать на меня тихую тоску. Я не выдержал и вынес весь этот хлам на мусорку.

Нет не музыка подействовала на меня, а фон, стоящий за ней. То как это музыка подавалась, легкое поскрипывание иглы, щелчки, кружение пластинки и переводилка на панели. В мусоре копался бомж, выуживая бутылки.

Он, мусорные бачки и все что я выкинул, как-то гармонично сливались в одну картину, которую можно было назвать «Помойка жизни». Пластинкам лет 20, на вид ему 60, если учесть что бомжи выглядят старше своих лет и вычесть эти самые 20, то как раз получится возраст того поколения о котором я говорил. Поколения, оказавшегося невостребованным, потерянным, выброшенным на помойку, как те пластинки. Я без сожаления расстался с ними. Только взгляд девушки с переводилки как-то саднил душу, словно это был мусор за благополучие среди убогих. Впрочем, это было скорее чувство ностальгии по детству, которое я неправильно истолковал.

Посмотреть отзывы   Добавить отзыв

Автор: Р. Шигапов  

Добавлено: 29.08.2007 13:20:00
Относится к теме: Историческая  
Относится к жанру: Эссе  




®

При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.lame.ru/ обязательна.
Изготовление сайта ООО "Вилмарк Групп"

  Фэнтези и фантастика. Рецензии и форум
все авторы