Перейти на главную страницуПерейти на главную страницу
Перейти на главную страницуПерейти на главную страницу
Вывести новые произведения, начиная с последнего Добавьте свое произведение
ИНТЕРАКТИВНАЯ КНИГА

ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Темы

 Абсурд
 Неопределенная
 Детская
 Городская
 Героическая
 Историческая
 Новаторская
 О поэзии
 Философская
 Фэнтезийная
 Научная
 Ностальгическая
 Грустная
 Фантастическая
 Религиозная
 Любовная лирика
 Аутическая
 Мистическая
 Рекламная
 Юмористическая
 Техническая
 Патриотическая
 Пародийная
 Готическая
 Публицистическая
 Пейзажная лирика
 Драматическая
 Застольная
 Трагическая
 Оназм
 Критика
 Природная
 Приключения
 Детективная
 Еёзм
 Ироническая
 Похмельная
 Здоровый образ жизни
 Эротическая

Жанры

 Пиеса
 Роман
 Басня
 Повесть
 Рассказ
 Пародии
 Повесть
 Стихотворение
 Сага
 Статья
 Твердые формы
 Приколы. От 2-х до 85-ти.
 Поэма
 Баллада
 Стихи в прозе
 Сказка
 Иноязычные произведения
 Стихотворный цикл
 Песня
 Новелла
 Чужие мысли.
 Неопределенный
 Эссе

Рейтинг произведений

 По кол-ву прочтений

Произведения по...

 дате добавления

АВТОРЫ

Рейтинг авторов

 По кол-ву произведений

Авторы по...

 алфавиту

ФОРУМ

Форум


ИНФОРМАЦИЯ

О сервере

 Хромой Пегас
 Создатели
 Меценатам

Друзья

 Ссылки на друзей
Новости проекта
"Хромой Пегас"



Любите ли вы фэнтези? Полюбите!


Заметки о фантастике



МИЛОСЕРДИЕ

Автор: Денис  


- Дрянное у тебя пиво, хозяин! – заорал порядком поднабравшийся наемник, отталкивая от себя опустевшую глиняную кружку, и явно собираясь подняться с тяжелой скамьи.
Хозяин, бородатый пузатый мужик в задрызганном переднике, весь как-то сжался, опасливо косясь на недовольного бойца. Казалось, еще несколько секунд, и таверна взорвется разгулом пьяной драки – перебьют кружки и кривобокие миски, переломают скамейки и столы…
- Уймись, Карл, - устало сказал сосед буяна, одним движением руки усаживая его на место. – Сколько можно орать…
Удивительно, но буян, которого назвали Карлом, мгновенно притих, едва ощутив на своем плече тяжесть руки соседа. Наверное, потому, что соседом его был здоровенный мужчина в покрытой бурыми пятнами темно-серой поддоспешной куртке, заштопанной во многих местах – Гюнтер, командир наемного отряда «Желтый Лев», в котором состояли, в основном, выходцы из малых германских государств.
- А чего я… Пиво-то и в самом деле дрянное…, - забормотал Карл. Покрутив головой, он вдруг уставился на меня и, словно свой последний аргумент, выпалил:
- Вон, даже этот через силу пьет.
«Этот». В небогатом лексиконе стремительно трезвевшего наемника даже не нашлось слова для того, чтобы обозначить меня. Кстати, это и неудивительно – мало кто из людей может придумать, как меня назвать. Это если говорить о нормальных словах, понятное дело – черной, желчной подсердечной ругани-то хватает. Впрочем, никакие ругательства меня уже давно не задевают.
А пиво было не таким уж и скверным. Конечно, приходилось встречать и получше, но и гораздо хуже тоже хватало… Я выудил из темной жидкости мелкую мушку, лихорадочно пытавшуюся взлететь, стряхнул ее с пальца, и отпил из кружки.
После того, как Гюнтер в зародыше пресек попытку Карла учинить в таверне «веселье», наемники начали постепенно расходиться, отправляясь в лагерь, разбитый за пределами поселка – мало кто хотел тратиться на темные комнатушки в пропахшей крысами постройке, нагло именовавшейся «гостиницей». А кроме наемников, в таверне больше никого не было – местные крестьяне попрятались по своим домишкам, справедливо решив, что чечевичная похлебка и кружка пива не настолько хороши, чтобы рисковать получить нож под ребро от заливших зенки бойцов.
Скоро в таверне остались только хозяин, я, да командир наемников. Я цедил пиво, хозяин ковырялся возле бочонков, которые батареей выстроились за стойкой, а Гюнтер так и сидел за столом, рисуя рожицы в пивной луже. Я старался незаметно рассмотреть наемника. Рослый, крепко сложенный, темные волосы собраны в недлинный хвост, подбородок, конечно же, выбрит – чтобы враг не ухватил за бороду, и не всадил клинка в открывшееся горло. Руки мощные, пальцы, наверное, могут выжать воду из булыжника. Крепкие ноги – такой и без стремян на коне удержится, да еще и коня придушит, сжав ему ребра…
В наступившей тишине было слышно, как потрескивают толстые сальные свечи и лучины, да иногда поскрипывают доски – наверху кто-то ходил. Наверное, жена хозяина.
- Господин желает еще чего-нибудь? – наконец решился спросить хозяин таверны. Голос его был подобострастным, в движениях сквозила неуверенность и робость.
Гюнтер посмотрел сквозь него, как будто толстяка здесь и вовсе не было. Потом взгляд его стал осмысленным, печать задумчивости сошла с лица.
- Нет, ничего, - ответил он, и протянул хозяину таверны с десяток мелких монет, рассчитываясь за пиво и нехитрую снедь. Потом бросил взгляд в мою сторону, и добавил еще несколько медяков.
– Это за его ужин, - сказал Гюнтер.
Он поднялся из-за стола, и подошел к месту, где сидел я. Двигался он, несмотря на внушительные размеры, легко. Опустился на скамью напротив меня. И снова замолчал.
- Не нужно было этого делать, - сказал я, чтобы нарушить тишину. – Я сам могу заплатить за свою еду.
- Я знаю, кто ты, - сказал Гюнтер, не обращая внимания на мои слова. – Я слышал о тебе от Снорри из Уппсалы, командира «Ледяного Змея». Скажи, почему ты здесь?
- Тебе это известно, - ответил я. – И, наверное, не хуже, чем мне. Я здесь потому, что некий герцог нанял отряд «Желтый Лев», которым командуешь ты, Гюнтер Кёльнский, а некий барон – отряд «Алый Грифон» под командованием Юстаса из Эльма. Я здесь потому, что послезавтра в поле в пяти лигах к югу ваши отряды сойдутся в бою, чтобы решить, кому – барону или герцогу – отойдут три деревни с населением в семь сотен душ.
- Нет, - перебил меня Гюнтер, - почему ты здесь, рядом с нашим отрядом – а не рядом с «Грифонами»? Скажи, ты…
- Ты думаешь, что мне известно, кто победит, - утвердительно сказал я. – Нет, это не так. Просто я иду с севера, и первым мне встретился именно твой отряд.
Не знаю, поверил он моим словам или нет, но часть морщин на его лбу разгладилась.
- Я слышал, что ты не монах, однако ты в рясе… Ты имеешь отношение к Матери нашей, Святой Церкви? – спросил он, осеняя себя знамением. – Ты ведь не простой человек, так? Ты помолишься за нас?
Сколько вопросов… Я покачал головой.
- Нет, я не церковник. Когда-то давно… Впрочем, это не имеет значения. А мои молитвы… Не думаю, что Он захочет меня услышать. Так что пусть лучше помолится какой-нибудь благой старец. От его молитв проку будет больше.
Опять молчание. Наверняка в душе у Гюнтера сейчас шла самая настоящая борьба – верить или не верить сидящему напротив него человеку? Наверняка ему было страшно. Мне бы на его месте точно было.
- Скажи, сколько ты берешь за свою… работу?
Последнее слово Гюнтер выговорил с трудом.
- Это не работа, - сказал я. – Это мой долг. А деньги я беру только потому, что даже мне как-то нужно жить. Я бывал во Франции, в землях англов, в немецких княжествах и даже в одном из походов за Гробом Господним, и питался только милостью воинов. Но если я не получу ни гроша, мой долг все равно будет исполнен.
«Потому что этот долг выше денег». Этого, впрочем, я говорить не стал.
Гюнтер развязал шнурок, стягивавший горловину кошелька, высыпал на широкую ладонь, покрытую грубой корой мозолей, пять золотых монет, придвинул их ко мне.
- Это не за меня. За весь отряд. За любого из моих людей.
Я только кивнул. Арабский чекан. Хорошее, жирно блестящее золото, не то, что европейские монеты, тонкие и легковесные. Пять золотых – тем более таких – были феноменально большой суммой. В этой глуши на них наверняка можно прожить не один месяц, если не транжирить деньги, но так ли велика эта цена, когда речь идет о… о том, что есть мой долг? Наверное, нет. Хотя он мог бы и не давать мне ни гроша – это бы ничего не изменило.
Неожиданно Гюнтер вынул из кошелька еще пять монет.
- А это – за Юстаса и его людей. Ты понял меня, старик?
Это было невероятно. Такое случилось впервые. Я смотрел на сидевшего напротив командира наемников – и глубоко в груди, там, где, казалось, давно сгорело и рассыпалось седым пеплом все, что может чувствовать, вдруг что-то шевельнулось…
- Да. Я тебя понял.
Не говоря больше ни слова, Гюнтер поднялся из-за стола, и направился к выходу. Он уже взялся за ручку двери, когда я сказал ему вслед:
- Ты великодушный человек.
Он обернулся – и вдруг… Словно тучи разошлись, открывая солнце – наемник улыбнулся широкой мальчишеской улыбкой. Ничего не сказав, он захлопнул за собой дверь.
Потрескивали лучины и свечи, все также скрипели над головой доски перекрытия – а я все сидел и смотрел на десять золотых монет, разложенных на темной поверхности дощатого стола…

* * *

Изумрудная зелень травы. Лазурная синева неба. Ослепительно-яркий желток солнца. И две блестящих серебром линии воинов на расстоянии трех сотен шагов друг от друга.
Видны просверки мечей, солнечный свет играет на копейных жалах, на остриях алебард и протазанов, на изогнутых лезвиях боевых топоров, дробится на пластинах брони. Прядают ушами боевые кони, полощутся на ветру два штандарта – на одном из них встал на дыбы солнечно-желтый лев, на другом развернул крылья алый грифон. Я вижу, как перед строем своих бойцов на коне медленно проезжает Гюнтер – мои глаза все еще зорки, несмотря на старость, и я вижу, что предводитель «Желтого Льва» об

Отзывов нет   Добавить отзыв

Автор: Денис  

Добавлено: 09.04.2008 16:22:00
Относится к теме: Фэнтезийная  
Относится к жанру: Рассказ  




®

При воспроизведении материалов этого сайта ссылка на http://www.lame.ru/ обязательна.
Изготовление сайта ООО "Вилмарк Групп"

  Фэнтези и фантастика. Рецензии и форум
все авторы